21 заметка с тегом

книги

Пол Голдбергер — Зачем нужна архитектура

Прочитал замечательную книгу Пола Голдбергера «Зачем нужна архитектура». Кажется, это самая нужная книга для тех, кто интересуется архитектурой, но не имеет специальных знаний. Это не история архитектуры и не введение в архитектурную теорию, но попытка объяснить природу архитектурного переживания.

Выписал понравившиеся цитаты.

О том, что такое архитектура

Архитектура — это то, что происходит в тот момент, когда люди начинают строить с пониманием того, что их действия хотя бы немного выходят за границы утилитарного.

Архитектурное творчество неразрывно связано с пониманием того, что здания вызывают в людях эмоциональный ответ.

Архитектура, без сомнения, является наиболее полным материальным воплощением идеи человеческого сообщества.

Архитектура — это искусство создания обитаемых мест и общей памяти.

О культуре и архитектуре

Безыскусность большинства наших здания, вероятно, рассказывает о нас так же много, как архитектура Рима или Парижа — о создавшей их культуре.

Архитектура — самое полное материальное воплощение культуры страны.

Архитектура — важнейший символ, поскольку она отражает общий опыт в большей степени, чем любое иное искусство, и производит большее впечатление, чем другие плоды общего культурного опыта.

Вкус — это единственная нравственность. Скажите, что вам нравится и я скажу, что вы за человек.

Произведения архитектуры значат для нашей культуры не меньше, чем шедевры Бетховена и Пикассо. Стремиться построить их как можно больше — это по-своему и этическая, и эстетическая задача, поскольку она выражает нашу веру в то, что и наши величайшие здания, и наши лучшие времена еще впереди.

Всякое здание существует в определенном общественном и культурном контексте, обретая благодаря ему изрядную долю своего смысла.

Об архитектуре как искусстве

Когда архитектура и красива, и этична, она вызывает доверие.

Когда архитектура является искусством, это не только искусство ради искусства, но и искусство ради достижения общественной цели.

Понять, что именно делает здание состоявшимся произведением искусства, ничуть не проще, чем в случае выдающегося живописного полотна или музыкального сочинения.

Совершенная архитектура не делает жизнь совершенной.

Шедевр, у которого течет крыша, не является проблемой. Проблема — это когда больница кажется бездушным враждебным пространством и пациентам, которые должны были бы там поправляться, и персоналу, который работает там день за днем; когда школа спроектирована для удобства охранников и уборщиц, а не на радость ученикам и учителям; когда терминал аэропорта с бесконечными коридорами, которые выглядят как запруженые толпой подвалы, построен исходя из интересов авиакомпаний, а не пассажиров; когда при сооружении торгового центра думают только о том, как бы там уместить парковку побольше.

Три главных принципа архитектуры: польза, прочность, красота. ‹…› Здание должно быть одновременно функциональным, хорошо построенным и приятным глазу.

Выдающееся здание должно иметь практическое применение, быть надежным — и быть произведением искусства.

О восприятии архитектуры

Архитектура — это то, что построено в реальном мире, и ее следует воспринимать и судить с точки зрения формы.

Любое здание ассоциируется для нас с тем, как наш глаз воспринимает и его объем, и его композицию.

Форма, масштаб, пропорции и фактура имеют гораздо большее значение для успеха или неуспеха здания, чем приписываемые ему стилистические ассоциации. Распределение масс, масштаб, пропорции и фактура, не говоря уже о том, как здание вписано в окружающий ландшафт, о материалах, из которых оно построено, и способе его использования, значат куда больше, чем архитектурный стиль.

Восприятие архитектуры теснейшим образом увязано с ощущением твердости и мягкости, тяжести и легкости, массивности и пустоты, со своего рода визуальной диалектикой и визуальным ритмом.

Лучшее из всех определений баланса, к которому должна стремиться архитектура: быть и новой, и узнаваемой; нести радость и умиротворение, порядок и перемены, покой и возбуждение; каким-то образом заставлять нас разом воспринимать ее и как норму, и как откровение.

Об архитектуре как пространстве

Высочайшим эстетическим достижением архитектуры можно считать создание особого пространства, насыщенного, поэтически исполненного — «невыразимого пространства».

Говоря о фасадах, мы обсуждаем, как они выглядят; в случае внутренних пространств нам важно, как они ощущаются. Выдающиеся пространства вызывают у нас чувство, которое обычно описывается словами «сосет под ложечкой».

Если архитектура вообще способна погружать в состояние, подобное нирване, это почти наверняка случается благодаря пространству, в котором находится человек, а не фасаду, на который он смотрит.

На свете не существует двух людей, способных совершенно одинаково отреагировать на то или иное архитектурное пространство.

Красота заключается в том, как ты попадаешь внутрь пространства. Сначала мы воспринимаем архитектуру издалека, потом, пока мы приближаемся к ней, смотрим, как она меняется, а после, если повезет, испытываем глубокие переживания, шаг за шагом продвигаясь внутрь. И затем снова видим ее по-другому, когда стоим внутри или движемся по ее пространствам. Архитектура раскрывается поэтапно по мере нашего к ней приближения, потом также поэтапно вокруг нас разворачивается пространство. когда мы движемся внутри него.

Стоя на месте и глядя на здание снаружи, мы можем обсуждать его пропорции, материалы, масштаб и композицию, но по сути это остается сугубо двухмерным переживанием. Пространство добавляет третье измерение, а движение сквозь пространство привносит в наш опыт четвертую ось координат — ось времени.

О времени

Одно из отличительных черт великой или даже просто очень хорошей архитектуры является то, что ее смысл надолго переживает свое время.

Архитектурные стили — это языки, а язык никогда не прекращает меняться и развиваться.

Не так и важно, что родословная Георгианского особняка восходит к одному веку, а модернистской вилы — к другому. В наши дни и то и другое будет отсылать к прошлому.

За исключением самых отрезанных от мира районов, время влияет на выбор архитектуры здания как минимум не меньше, чем место, а часто и больше.

Технический прогресс тоже играет огромную роль в определении характера архитектуры своей эпохи. Люди всегда строили то, что позволяла им технология.

Неприкосновенность самых ценных зданий является «общественной необходимостью... залогом здоровья, процветания, безопасности и социального благополучия граждан».

Нет никакого смысла пытаться сохранить «дух места», если жизнь в этом месте необратимо поменялась.

Мы строим потому, что верим в будущее — и ничто не доказывает нашу преданность будущем лучше, чем архитектура.

О принципах градостроительства

Важнейший из принципов градостроительства: целое больше суммы своих частей.

Для нормального функционирования города каждый архитектор должен понимать, что он трудится над небольшим фрагментом куда более крупной композиции, работа над которой началась задолго до его рождения и продолжится после его смерти; и что как бы сильно его здания ни отличались от того, что находится рядом, их нельзя строить так, как будто рядом ничего нет.

Человеку пристало уважать своих ближних, того же нужно требовать и от зданий. Здания должны проявлять почтение друг к другу.

 Нет комментариев    338   1 мес   архитектура   книги

Адольф Лоос — Орнамент и преступление

Прочитал культовый сборник эссе архитектора Адольфа Лооса «Орнамент и преступление» (Ornament und Verbrechen) 1908 года. Лоос критикует имитацию и украшательство, призывает не скрывать функции вещей в их внешнем облике. Эти идеи определят дизайн всего 20 века и актуальны сейчас. Выписал понравившиеся цитаты.

Каждый город имеет тех архитекторов, которых заслуживает.

Каждый материал имеет свой собственный язык формы, и ни один материал не может претендовать на формы другого.

Плохая форма (так я называю форму, не соответствующую нашему времени) простительна, если мода на нее скоро пройдет. Но если халтура сработана на века, она неэстетична вдвойне.

О культуре страны можно судить по степени размалеванности стен в сортирах.

Эволюция культуры равнозначна удалению орнамента с предметов обихода.

Орнамент — это растраченная впустую рабочая сила, а тем самым растраченое здоровье. И так было всегда. Сегодня к ним добавляется растраченный впустую материал. Эти три фактора означают растраченный зря капитал.

Место махровой орнаментики ушедших эпох должна занять чистая конструкция. Прямые линии, прямоугольные кромки: так работает мастер, имеющий перед глазами цель, а в своем распоряжении материал и инструмент.

Культурой я называю равновесие духовного и телесного в человеке. Только оно гарантирует разумное мышление и деяние.

Папуас орнаментирует все, до чего может дотянуться, от собственного лица и тела до лука и лодки. Но нынче татуировка — признак вырождения, обычай уголовников и выродившихся аристократов. А цивилизованный человек, в отличие от папуаса, находит нетатуированное лицо более красивым, чем татуированное, даже если его расписал сам Микеланджело или Комо Мозер.

Наибольшее число заказов получает не тот, кто умеет лучше строить, а тот, чьи работы лучше смотрятся на бумаге.

Каждое произведение искусства имеет настолько сильные внутренние законы, что может явиться только в одной-единственной форме.

Если хотите иметь современное ремесло, современные предметы обихода, отравите архитекторов.

Материал и труд имеют право сохранять свою ценность всегда, несмотря на любые новомодные течения.

 Нет комментариев    43   5 мес   книги

Моя книга теперь бесплатна

полтора года назад я написал книгу по стрит-фотографии. Издал на свои средства 50 экземпляров. Продавал ниже себестоимости потому, что хотел, чтобы книга была доступной. Ее раскупили за три дня по предзаказу. Потом сделал электронную версию, чтобы окупить бумажное издание. За год купили 100 человек.

два дня назад выложил книгу в свободный доступ. Теперь ее можно скачать бесплатно. За два дня скачало 600 человек и я этому очень рад.

смело выкладывайте в интернете и социальных сетях.

скачать

А вот это ребята, благодаря кому книга вышла в свет. Спасибо!

Илья Малявко
Андрей Федоров
Николай Брезгинов
Аршак Тавадьян
Сергей Ходанов
Андрей Петров
Константин Фролов
Елена Щербакова
Анастасия Сергеева
Ольга Вавилова
Дмитрий Ильин
Богдан Дербенев
Сергей Коростелев
Борис Кузьмин
Сергей Тырцев
Антон Банников
Андрей Зуев
Ольга Рунёва
Тимур Абасов
Антон Кокорев
Иван Сурвилло
Антон Игоревич Ангел
Александр Проскура
Александр Малафеевский
Сергей Саушин
Ирина Фомина
Иван Болдырев
Алексей Хреков
Сергей Атаманов
Дмитрий Бречалов
Вера Мальцева
Максим Стрекалов
Игорь Старков
Антон Ксанф
Александр Шилов
Владимир Степанов
Александр Городничев
Евгений Корба
Алексей Максимов
Вера Чекан
Тимур Кемельбаев
Марина Шуклина
Александр Сироткин
Шалико Епхошвили
Ярослав Еловский
Ольга Титова
Альберт Шар
Алексей Иванов
Алексей Юрьев
Андрей Тульнов-Соколов
Владимир Троян
Дмитрий Степаненко
Игорь Ефимов
Илья Штуца
Ксения Цыкунова
Мария Гельман
Тарас Бычко
Белов Алексей
Ткаченко Владимир
Комолов Сергей
Масимова Элина
Краснов Иван
Драчинская Наталья
Сухопар Виктор
Лежнина Нина
Харитон Лаптев
Шведова Юлия
Кукушкин Игорь
Кириллов Дмитрий
Лиджиев Вадим
Зарудный Тимур
Удальцов Олег
Петухов Юрий
Бакеев Кирилл
Серпокрылов Павел
Манюнин Андрей
Рыбалкин Дмитрий
Гребенев Валерий
Волков Дмитрий
Нестёркин Олег
Флоренсов Дмитрий
Мартышкин Алексей
Клеванный Денис
Васильев Сергей
Джгун Наталья
Владимир Подкользин
Караульников Егор
Макаров Филипп
Давыдов Александр
Колчанов Евгений
Попова Алина
Кефели Александр
Кузнецов Роман
Ландау Даниил
Коновалова Ольга
Чусов Роман
Лукьянов Игорь

 Нет комментариев    9   10 мес   everybodystreet   книги

Вторая распродажа дизайнерских книг

Продолжаю распродавать книги по дизайну, околодизайну и не дизайну.

Дизайн
Эрик Гилл — Эссе о типографике — 1000 ₽
Адриан Форти — Объекты желаний — 800 ₽
Сетки. Креативные решения для графических дизайнеров (без CD-диска)  — 600 ₽

Околодизайн
Джеймс Бёрк — Пинбол-эффект — 800 ₽
Дмитрий Чернышев — Как люди думают — 400 ₽

Не дизайн
Георгий Щедровицкий  — Оргуправленческое мышление — 800 ₽
Александр Прохоров — Русская модель управления — 600 ₽
Крис Бэйли — Мой продуктивный год — 300 ₽
Игорь Манн — Точки контакта — 300 ₽
Игорь Манн — Маркетинг без бюджета — 400 ₽
Управление розничным маркетингом — Бесплатно
Дамир Халилов — Маркетинг в социальных сетях — 300 ₽
Интернет-маркетинг на 100 % — 200 ₽

Все книги в прекрасном состоянии, почти все в суперобложках. Если вы хотите пополнить свою библиотеку или подарить другу-дизайнеру, это хорошая возможность сэкономить. Отдаю дешевле, чем издательства и Озон. Если найдете причины, почему я могу сделать скидку, договоримся. Вот, что продал в прошлый раз — тыц.

В Перми книги передам сам. Если вы не из Перми, то доставка за ваш счет.

 Нет комментариев    6   11 мес   книги

Эрик Гилл — «Эссе о типографике»

Прочитал легендарную книгу Эрика Гилла, впервые изданную на русском языке. Гилл рассуждает о буквах, бумаге, краске, предназначении художников и о социальных идеях начала XX века. Выписал понравившиеся цитаты.

Если вы нанимаете рабочих, чтобы построить стену, и при этом относитесь к ним как к бездушным инструментам, настоящее слабоумие — пытаться сделать такой проект, воплотить который под силу лишь искусным каменщикам.

Больше, чем прочие вещи, буквы позволяют нам созерцать красоту, не опасаясь того, что может подумать по этому поводу или предпринять министр внутренних дел.

Как древний римлянин, думая о буквах, представлял их себе высеченными в камне, как человек эпохи Средневековья, думая о буквах, видел их написанными от руки — так в XX веке мы ассоциируем создание букв с печатью. Напечатанная буква для нас — это воплощенная буква.

Если книгу напечатать одним, пусть и неважным шрифтом, она будет выглядеть лучше, чем если к этом неважному шрифту подмешать другой такой же неважный или даже более качественный.

Итак, есть два рода типографского дела — как вообще есть два мира. Если оставить в стороне разговор о божественном и насущном, то камнем преткновения для одного мира будет техническое совершенство, а для другого — священный долг. Книга как товар хороша в том случае, если ей удобно пользоваться; красота для нее — приятный бонус к эффективности. Книга как произведение искусства должна быть прежде всего прекрасна, а удобна — только если случится.

Для ремесленника не слишком озабоченного экономикой трудозатрат не существует безграничного многообразия сортов бумаги, шрифтов и красок. Скорее всего, он предпочитает один вид бумаги, использует не больше одного начертания шрифта, а чернила, поскольку он делает их сам, у него двух или трех цветов. Как бы парадоксально это ни звучало, именно в силу этих причин возможностей для воплощения своих творческих замыслов у такого человека гораздо больше, чем у тех, кто до степени полного отупения вскружил себе голову необходимостью постоянного выбора среди изобилия вариантов.

Чем больше человечество деградирует под напором индустриализма, тем больше на рынке появляется некачественных товаров; стремясь все увеличивать и увеличивать количество покупателей, вы производите товары все худшего качества.

Несчастен мир, где вещи не так хороши, как могли бы быть.

 Нет комментариев    15   11 мес   книги

Продаю дизайнерские книги

У меня собралось много дизайнерских книг. По типографике, промдизайну, цвету, композиции, редактуре и управлению. С частью этих книг я готов расстаться.

Все книги в прекрасном состоянии, почти все в суперобложках.

Если вы хотите пополнить свою библиотеку или подарить другу-дизайнеру, это хорошая возможность сэкономить. Отдаю дешевле, чем издательства и Озон. Если найдете причины, почему я могу сделать скидку, договоримся.

Продаются
Адриан Форти — Объекты желаний — 800 ₽
Георгий Щедровицкий  — Оргуправленческое мышление — 800 ₽
Александр Прохоров — Русская модель управления — 600 ₽
Джеймс Бёрк — Пинбол-эффект — 800 ₽

Проданы
Эмиль Рудер — Типографика — 1800 ₽
Йозеф Мюллер-Брокманн — Модульные системы — 1000 ₽
Генрих Альтушуллер — Найти идею — 300 ₽
Роберт Брингхерст— Основы стиля в типографике — 1000 ₽
Пол Рэнд — Дизайн: форма и хаос — 600 ₽
Юрий Гордон — О композиции — 1500 ₽
Йоханнес Иттен — Искусство цвета — 500 ₽
Эрик Шпикерманн — О шрифте — 1200 ₽
Ильяхов, Людмила Сарычева — Пиши, сокращай — 400 ₽

В Перми книги передам сам. Если вы не из Перми, то доставка за ваш счет.

 4 комментария    5   2018   книги

Освоил каллиграфию за 20 часов

Автор книги «Первые 20 часов. Как быстро научиться... чему угодно» Джош Кауфман уверяет, что за 20 часов можно освоить любой навык. Речь не о том, чтобы стать профессионалом. Только о том, чтобы научиться основам.

не «научиться играть на гитаре», а «выучить базовые аккорды и сыграть Звезду по имени Солнце»;
не «выучить английский», а «освоить базовые конструкции, чтобы в отпуске самостоятельно заказывать еду в ресторане»;
не «обучиться каллиграфии», а «написать фрактурой цитату Черчилля».

Кауфман дает 4 шага, чтобы все получилось:

  1. Декомпозировать навык
  2. Выбрать источники информации, которым доверяешь
  3. Убрать все помехи
  4. Практиковаться

Подробнее в лекции Джоша Кауфмана на TED.

В январе—феврале я учился каллиграфии. Попробовал методику 20 часов на себе и доволен результатом.

Выбрал источники информации

Нужно выбрать 3 источников информации, которые помогут начать практиковаться. Книги, статьи в интернете, видео на Ютубе, курсы.

Одним из моих новогодних желаний был онлайн-курс по каллиграфии. Т подарила курс в Highlight School.

Курс состоял из 8 полуторачасовых видеозаписей. Каждая запись — один урок — один вид каллиграфии. Аналогичные видео можно найти на Ютубе. Но факт того, что курс оплачен, подстегивает продолжать заниматься, когда прокрастинация и ничего не получается.

Параллельно с курсом читал книгу Леонида Проненко «Каллиграфия для всех».

Декомпозировал навык

Каждый сложный навык нужно разбить на несколько простых, которые сможешь оттачивать час за часом. Сложно «научиться каллиграфии», но можно разобраться в инструментах, видах каллиграфии и строении букв.

На курсе прошли готику и уставное письмо ширококонечным пером, каллиграфию кистью и брашпеном, копперплейт остроконечным пером, современную, арабскую и японскую каллиграфии.

К каждому занятию есть домашка. Домашка — это прописи. По очереди прописывал базовые штрихи каждой буквы, затем отдельно каждую букву.

3—5 листов каждый штрих, 3—5 листов каждую букву.

Убрал все помехи

Чтобы практика была эффективной, нужно отключить телефон, телевизор, интернет, любые уведомления и другие отвлекающие факторы.

Каждый день выделял 1 час на занятие каллиграфией. В этот час окружал себя тишиной и концентрировал внимание только на практике.

Практиковался

20 часов — это один час в день в течение месяца или по полчаса в день в течение двух месяцев. 20 часов достаточно, чтобы преодолеть барьер разочарования и не чувствовать себя профаном. За 20 часов не станешь профессионалом. 20 часов — это важная стартовая площадка, чтобы не быть новичком.

Мои результаты не выглядят впечатляющими. Но я я освоил новый навык за месяц, занимаясь по 1 часу в день. Чтобы результаты стали сильными, нужно потратить еще 9980 часов на практику. Я не планировал усиленно заниматься каллиграфией. Поэтому после окончания курса практику остановил.

 1 комментарий    17   2018   книги   образование

Владимир Кричевский  — Идеальный дизайн

Прочитал «Идеальный дизайн» Кричевского. Книга о дизайне вообще и самоидентичности русского дизайна в частности. Наполнена емкими смыслами. Выписал для себя понравившиеся цитаты:

О евродизайне

Отечественный графический дизайн изо всех сил стремится быть европейским. По-европейски не выходит, по-своему тоже. Это явление он называет «евродизайном», по аналогии с евроремонтом.

Между намерениями сделать хорошо и сделать евро (американо, японо) лежит пропасть.

Дизайн в России находится на положении импортной профессии. Импортируются представления, ценности, жанры, приёмы, термины, книги, разумеется, инструменты.

Там, где кончается евро, проглядывает нечто постыло-советское.

Наверное, мало кто в этой стране хочет быть русским.

Цивилизованные страны — ещё одно понятие, порождённое новым русским временем. И оно столь же самоуничижительно, как и евроремонт.

Разительный пример системного культурного несоответствия — отечественные банкноты и почтовые марки. Хуже их в нынешнем мире не найдётся.

Странно, что эпизоды обновления происходят у нас под прикрытием слова эксперимент, а проявления пассивности и инертности связываются с соблюдением традиции.

О графическом дизайне

Из всех искусств, в том числе и жизнестроительных, графический дизайн наименее понятен и интересен публике.

Дизайн — это чудо человеческого существования и чудо человеческого взаимодействия. Дизайнер делает слова предложениями, пересказ — высказыванием, многие вещи — одной вещью. Поэтому не бывает дизайна без отношения, не бывает дизайна без изыска, не бывает дизайна без пижонства или без извращения. Нормального дизайна не бывает.

В графическом дизайне, имеющем дело с формами преподнесения публике знаний и идей, этическое и эстетическое неразделимо.

О банальностях, наворотах и избыточности

Банальность — полное отсутствие особенностей, почти синоним бессодержательности. Банальность — это неинтересно и скучно. Скучнее прямого плагиата.

Иногда кажется, что весь дизайнерский поиск сводим к не слишком усердному копанию в картотеке штампов. Если мне скажут, что за этим стоит какая-то социально-культурная закономерность, что система банальностей образует своего рода азбуку универсального языка визуальных образов, — не найду, чем возразить. Но от неприязни не избавлюсь. Ибо банальность граничит с пошлостью и как правило (в том то и беда!) сознательно или подсознательно выдаётся за остроумную находку.

Навороты — системная беда русской материальной культуры. Они производны от сугубо количественного представления о качестве вещи. Наворотчик побаивается простых, непритязательных, суровых форм. Принципиальный минималист ему, конечно, не товарищ. Навороты враждебны ясности.

Когда дизайнер опасается, что его вклад недостаточно заметен, тогда в разряд наворотов могут попасть второй цвет и вторая гарнитура, тонированные страницы, рамки и линейки, даже картинки.

Избыточность проявляется в наворотах. Навороты — следствие потери здравого смысла с присущим ему чувством меры.

Увы, это так типично, когда русскому дизайнеру всё мало и ему хочется непременно оживить, украсить, уравновесить, заполнить пустующее место, усложнить.

О скромности и органичности

Однотонная печать бывает не только уместной, но и безоговорочно прекрасной. Согласно старой традиции, у скупой на цвет графической вещи такой же высокий культурный статус, как у чёрно-белой фотографии или чёрно-белого кинематографа.

У голландцев в ходу парадоксальная оценка: хорошо, но красиво. Или её обратный вариант: красиво, но хорошо.

Какой бы позитивной свежестью ни веяло от оценки чистый, в ней скрыто неприятное но. С одной стороны, чистота — один из факторов визуального комфорта, с другой — она запросто лишает графическую вещь выразительной силы и органичности.

Сделать чисто — значит зависнуть между слишком хорошо и банально, между претенциозной прецизионностью и заурядной бытовой аккуратностью.

Дизайнер, помышляющий об органичности, тоже стремится к совершенству, но по-своему. Он не будет скрадывать пластические изъяны типографики (изъяны ли?), изменит инертной привычке, подвергнет сомнению правило или стандартную систему предпочтений, порадуется любому естественному состоянию, порождённому неумолимой реальностью или внутренней логикой формы. Поэтому он, к примеру:
— не станет избавляться от отступа в первом абзаце и даже висячих строк;
— хотя бы ради экономии бумаги подверстает вместо того, чтобы начать с новой страницы;

Об идеальном дизайне

Любой хороший шрифт заведомо универсален, а универсальный, наоборот, именно тем и хорош.

Добродетельный дизайн несовместим с рекламой. Ибо последняя — это всегда легализованная неправда, подмена доброго дела риторикой, уловка, обольстительная глупость.

Чрезмерная модопослушность не красит обыкновенного гражданина, дизайнера — тем более. Дело дизайнеров — на худой конец, генерировать моду, но не подчиняться ей. В идеальном дизайне свежесть и изменчивость проистекают от разнообразия задач и индивидуальных творческих подходов — не от диктата вечно меняющейся и весьма агрессивной актуальности.

Идеальный дизайн — достояние скромной и по возможности доступной вещи.

Идеальное существует только на словах.

 Нет комментариев    8   2018   книги

Марк Мэнсон — Тонкое искусство пофигизма

«Тонкое искусство пофигизма» — не о том, как на все наплевать. Она о том как научиться подвергать сомнению свои ценности, отпускать второстепенные проблемы и находить счастье через поиск страдания. Выписал понравившиеся цитаты.

О целях

Ключ к хорошей жизни отнюдь не во все новых и новых заботах: он — в меньшем числе забот. Заботиться нужно только о подлинном, настоящем и важном.

Надо научиться не разбрасываться и сосредоточиться на главном. Надо научиться понимать, что вы лично цените больше всего.

Нужно восхищаться людьми, которые знают: есть вещи, более важные, чем они сами, их чувства, гордость и их эго. Им плевать не на все подряд, а на все второстепенное. Они берегут свои нервы для подлинно важного. Для друзей. Семьи. Цели. Буррито.

По моему, большинство — особенно образованный, холеный средний класс белых людей — считают «жизненными проблемами» обычное следствие того, что у них нет более важных вопросов для беспокойства.

Закон обратного усилия: чем больше вы стараетесь что-то получить, тем больше комплексуете из-за отсутствия желаемого. Чем отчаяннее вы хотите стать богатым, тем более бедным и недостойным себе кажетесь.

Стремление к более позитивному опыту — само по себе негативный опыт. А принятие негативного опыта — позитивный опыт.

О счастье и страдании

Счастье — это форма действия, активность. ‹…› Подлинное счастье наступает, лишь когда вы находите проблемы, которые вам нравится иметь и решать.

Счастье нам приносит рост, а не длинный список субъективных успехов.

Надо выбирать. Жизни без страданий не бывает. Она не состоит из роз и единорогов. С удовольствиями-то все понятно: большинство из нас хотят одного и того же. Более интересный вопрос — страдание. На какое страдание вы готовы пойти? Именно этот трудный вопрос имеет значение. И именно он способен куда-то привести, изменить точку зрения, да и всю жизнь.

Часто нас по-настоящему меняют лишь тяжелые испытания. Лишь когда мы ощущаем сильную боль, мы готовы взглянуть на наши ценности и спросить себя, почему они нас подвели.

Об отвественности

Зачастую единственная разница между болезненной проблемой и приятной проблемой состоит в том, что последнюю мы выбрали сами и готовы нести за нее ответственность.

Есть простое осознание, которое становится истоком всякого личного улучшения и роста. Это осознание: мы лично несем ответственность за все, что происходит в нашей жизни, каковы бы ни были внешние обстоятельства.

Из-за наплыва исключительного люди ощущают себя неполноценными и думают, что нужно быть более необычными, чтобы их заметили и оценили.

Успех может прийти лишь тогда, когда человек поймет: до величия ему далеко, результаты — скромные и посредственные. И есть куда расти.

Знание и приятие вашего скромного существования освободит вас для совершения дел, которые вы действительно хотите сделать — без завышенных ожиданий.

О ценностях

Есть более глубокий уровень самопознания. Он касается наших личных ценностей: почему я считаю это успехом/неудачей? По какому принципу я себя оцениваю? По какому критерию сужу о себе и окружающих?

Ценности лежат в основе всего, что мы есть и что мы делаем. Если ценимое нами бесполезно, то все основанное на них пойдет наперекосяк. ‹…› Наши ценности определяют, с помощью каких критерив мы оцениваем себя и всех остальных.

Если вы хотите изменить свой взгляд на проблемы, вы должны изменить свои ценности и критерии успеха/неудачи.

Хорошие ценности: 1) основаны на реальности; 2) социально конструктивны; 3) непосредственны и контролируемы.

Примеры хороших и здоровых ценностей: честность, инновации, уязвимость, умение постоять за себя, умение защитить других, самоуважение, любознательность, милосердие, скромность, творчество.

Любой рост невозможен без осознания: наши ценности всегда несовершенны.

Надо искать не уверенности, а сомнения: сомнения в наших верованиях, сомнения в наших чувствах, сомнения в наших представлениях о будущем. Надо снова и снова искать не правоту, а ошибки.

Закон избегания

Чем больше что-то угрожает вашей идентичности, тем активнее вы избегаете этого.

Это значит, что чем больше какое-либо действие способно изменить то, как вы видите себя, и кем вы себя считаете, тем дольше вы будете откладывать это действие.

Закон избегания относится и к хорошим, и к плохим вещаем. Если вы заработаете миллион долларов, это может угрожать вашей идентичности не меньше, чем потеря всех денег. Если вы станете знаменитой рок-звездой, это может угрожать вашей идентичности не меньше, чем увольнение с работы. Вот почему люди часто боятся успеха — по той же причине, по которой боятся неудачи: он ставит под угрозу их мнение о себе.

О сомнениях в себе

Как правило мы не видим себя со стороны. Зачастую мы последними замечаем, что мы гневаемся, ревнуем или расстраиваемся. И есть только один способ снять шоры с глаз: избавиться от железных доспехов уверенности и постоянно сомневаться в собственных мотивах.

Сам факт, что вы сомневаетесь в своей правоте, не обязательно означает вашу неправоту.

Следует помнить: чтобы в вашей жизни произошли перемены, вы должны найти у себя ошибки.

Если я считаю одно, а все остальные — другое, то намного вероятнее, что ошибаюсь я.

Действие не только следствие мотивации, но и его причина.

 Нет комментариев    5   2018   книги

Памятка по графическим стилям в типографике

Эволюция графических стилей. Стивен Хеллер и Сеймур Чваст, ИЗДАЛ, 2016

В апреле прочитал «Эволюцию графических стилей» Хеллера и Чваста. В ней авторы рассказывают о формальных и визуальных характеристиках соответствующих периодов дизайна. Тогда мне казалось, что я, наконец, разложил для себя все по полочкам.

Недавно поймал себя на том, что вновь путаю Ар-нуво и Ар-деко, а при упоминании Движения искусств и ремесел судорожно думаю Так-так-так, я про это где-то читал. Даже не в одной книге. Поэтому составил для себя памятку по графическим стилям.

Не ставлю себе задачу запомнить все подстили. Хочу разобраться с большими стилями. Мне сейчас не важно знать отличия Югендстиля от Венского сецессиона, но хочется отличать Поздний модернизм от Постмодернизма.

В блоках Запомнить намеренно упрощаю признаки. В ряде случаев опираюсь на имеющийся опыт, поэтому пишу Похоже на такого-то художника, так как мне это о чем-то говорит.

Весь текст — выдержки и цитаты из Хеллера и Чваста. Мои только блоки Запомнить и подборки изображений.

Будет здорово, если памятка окажется полезной кому-то кроме меня. Если вы видите грубые ошибки, напишите в комментариях.

Викторианский стиль
Движение искусств и ремесел
Ар-нуво
Экспрессионизм
Модернизм
Ар-деко (Модерн)
Поздний модернизм
Постмодернизм

 

Викторианский стиль (1830—1900-е гг.)

Для дизайна печатных изданий типичным явлением стала повсеместная тяга к орнаментированию, которая часто проявлялась в имитации чудачеств викторианских архитекторов.

Стемление заказчиков сделать рекламу максимально заметной приводило к появлению весьма оригинальных акцидентных шрифтов вычурной и замысловатой формы. ‹…› Дизайнеры безжалостно обходились с утонченными гарнитурами Дидо и Бодони XVIII века, смело увеличивая их и делали жирнее.

Наряду с жирными шрифтами другой типичной для викторианской эпохи типографической формой стали брусковые, или египетские, шрифты, популярность которых связана с интересом к Египту после наполеоновских воин.

Типичная черта викторианской типографики — немыслимое количество начертаний и кеглей, «утрамбованных» в один заголовок, — объяснялась практическими соображениями и стремлением печатников использовать каждый дюйм пространства листа.

Причиной безыскусности этих творений было то, что бизнесмены викторианскох эпохи не видели связи между своими представлениями о прекрасном, которые формировались под влиянием полотен эпохи Возрождения, и сиюминутными практическими нуждами бизнеса и рекламы.

    Запомнить

  • Орнаменты, гравюры, вычурные акцидентные шрифты, брусковые шрифты, немыслимое сочетание начертаний и кеглей.

 

Движение искусств и ремесел (1850—1900-е гг.)

С визуальной точки зрения стиль Движения искусств и ремесел остался верен орнаменту как ключевому элементу викторианского стиля, но объявил войну барочным и романтическим излишествам своего времени.

Диапазон Движения искусств и ремесел простирался от наиболее характерной примитивной готики до асимметричных растительных композиций и изысканного орнаментализма.

    Запомнить

  • Если похоже на викторианский стиль, но цветочный орнамент побеждает, то, скорее всего, это Искусства и ремесла.
  • Все такое готическое.
  • Применяют новые готические шрифты — шрифты без засечек, построенные на отрицании классической типографики.

 

Ар-нуво (1890—1910-е гг.)

«Цветочное безумие», «истерика линий», «странная декоративная болезнь», «стилистическая вседозволенность» — так отзывались современники об ар-нуво. ‹…› Ар-нуво стал бунтом против пронизанной духом прошлого викторианской эстетики.

Художники переосмысливали искусство Востока, в чем-то подражали рококо, восторгались цельностью формы и романтической отстраненностью кельтских манускриптов.

Рекламные плакаты товаров и афиши мероприятий сочетали изящество японских гравюр, мистику символизма и манеры постимпрессионизма.

Автором самых знаковых образцов стиля ар-нвуо стал Альфонс Муха. Для его «византийской манеры» характерны идеализированные женские портреты в окружении херувимов, пальмовых листьев и мозаики.

    Запомнить

  • Если похоже на Муху и Грассе, то точно ар-нуво.
  • Гравюры похожи на японские или кельтские.
  • Декоративные шрифты.

 

Экспрессионизм (1900—1920-е гг.)

Представители фигуративного экспрессионизма демонстрировали отход от буквальной реальности и стремились передать образное внутреннее самовыражение.

Экспрессионисты искажали и удлиняли пропорции человеческих фигур и пейзажей, повышая эмоциональный накал своей графики.

    Запомнить

    Примитивная ксилография. Искаженные пропорции тела. Напоминает работы Шиле.

 

Модернизм (1910—1940-е гг.)

Ассиметричная типографика, геометрическая верстка, фотоиллюстрация — все эти приемы сформировали новый формальный язык модернизма.

Футуризм и конструктивизм
Графический стиль футуризма следует из теории о том, что энергию Вселенной в живописи и графике нужно изображать как динамическое ощущение, что движение и свет разрушают целостность твердых тел и постоянно трансформируют реальность.

Ган и Телингер создавали шрифтовые композиции, которые самой своей формой иллюстрировали текст — типографика несла содержательную и эмоциональную нагрузку.

Родченко создавал визуальные образы, притягательные своей напряженной геометрией, яркими цветами и броской типографикой.

Конструктивизм — своеобразный стиль, главными изобразительными элементами которого стали гротескный шрифт и комбинация графики с фотомонтажом.

Баухаус и Новая типографика
Дизайн всего, что делалось в школе Баухаус, определялся функциональными потребностями, а не стремлением соответствовать некому стилю. Главными чертами изданий школы были упорядоченность, система, асимметричная типографика и модульная сетка. Декор сводился к линиям, прямоугольникам и кругам. На смену реалистичности иллюстрации пришла фотография и монтажные приемы. Непременным атрибутом стал гротескный шрифт.

Самое простое определение Новой типографики — отказ от классических канонов симметрии.

Типографика Эля Лисицкого стала первым формальным воплощением нового подхода, и его приемы — гротескные шрифты, ограниченный набор основных цветов и нарочитая геометричность — на долгое время прижились в рекламной типографике как клише.

Яркий контраст между динамикой фотоколлажа и сдержанно типографикой текста.

Чистая типографика в духе Стиля, акцентированные вертикали и горизонтали, прямоугольные формы и большие площади основных цветов — характерные черты голландской Новой типографики.

    Запомнить

  • Геометрическая верстка, фотоколлажи, ассиметричная типографика.
  • Если плакаты похожи на стихи Маяковского и Каменского, то футуризм/конструктивизм. На русском — конструктивизм, не на русском — футуризм.
  • Модульная сетка, гротескные шрифты, фотомонтаж — Баухаус или Новая типографика.
  • Ограниченный набор основных цветов.
  • Родченко, Лисицкий, Чихольд, Байер

 

Ар-деко (1920—1930-е гг.)

Скорее геометричный, нежели ассиметричный, скорее прямой, нежели криволинейный, ар-нуво вобрал в себя русские балетные сезоны, искусство ацтеков и индейцев Северной Америки и даже некоторые черты Баухауза, а после открытия гробницы Тутанхамона в 1922 году стал уникальным сплавом египетских пирамид, солнечных лучей, электрических разрядов и небольшой щепотки чарльстона в довесок.

Стиль ар-деко явился очередным подтверждением конца традиционного дизайна, но в отличие от классического модернизма в его основе лежала мания нового.

В 1929 году парижский дизайнер Альфред Тольмер издал книгу «Верстка», где сформулировал каноны книжного дизайна в стиле ар-деко. ‹…› Чтобы получить большее число комбинаций верстки, нужно отказать от строгой системы вертикалей и горизонталей... выработать альтернативную систему... наклонных линий и кривых.

Ар-деко — сочетание утонченной эстетики и флера современности, атмосфера эксцентрики и фантасмагории. ‹…› Ар-деко содержало отсылки к роскоши и экстравагантности.

Следуя манере модной иллюстрации, художники плаката сформулировали собственный графический язык эпохи — декоративный и антиимпрессионистский. Словолитни разрабатывали новые акцидетные шрифты.

    Запомнить

  • Манера «модной» иллюстрации. Крупные иллюстрации и надписи акцидентными шрифтами. Геометрический орнамент.
  • Плакаты в стиле кубизма.
  • Плакаты отдают привкусом роскошной жизни и джаза.
  • В плакатах используются символы новой индустриальной революции — автомобили и механизмы.
  • Адольф Мурон Кассандр, Поль Колен, Герберт Маттер, Фрэнк Пик

 

Поздний модернизм (1940—1980-е гг.)

Интернациональный стиль
Изображение и текст располагались исходя из критериев функциональности. Пространство чутко вымерялось на основе математических пропорций. Должное внимание уделялось типографике.

Характеристиками их дизайна были предметная фотография, гротескные шрифты, отсутствие какого-либо декора и строгая композиция, основанная на модульной сетке.

Философия швейцарского дизайна формировалась в двух центрах — школах Цюриха и Базеля. Представителем первой выступал Йозеф Мюллер-Брокман, а второй — Армин Хофманн.

    Запомнить

  • Выверенная геометрическая верстка, базовые цвета, модульная сетка, гротески — чаще всего Гельветика и Юниверсал.
  • Все, что похоже на Мюллера-Брокмана и Хофманна.

 

Постмодернизм (1970—1990-е гг.)

В эклектичной обстановке дизайна 1980-х понятие «постмодернизм» применялось к своеобразному межнациональному стилю, который основывался не на догматике, а на довольно бессистемном смешении различных теорий и практических приемов дизайнеров-одиночек. ‹…› В наиболее общей трактовке постмодернизмом можно назвать творчество всех дизайнеров, которые не являются строгими сторонниками модернизма баухаузовского толка, в том числе неодадаизм, неоэкспрессионизм, панк и азиатский модернизм.

В постмодернизме для достижения коммерческой привлекательности используется сочетание декоративности, исторических художественных заимствований и новых технологий. Различные вариации постмодернизма связывали между собой отчетливые визуальные признаки: игривая геометрия с текучими элементами, зазубренными линейками, случайно расположенными точками и линиями; пастельная цветовая гамма; несогласованные шрифты с разрядкой, а также многочисленные аллюзии на исторические образцы изобразительного искусства и дизайна.

Дизайнеры искали предел новизны типографики, при котором она остается функциональной.

В основе всех видов дизайна 1980-х лежит игра и эклектика.

Ранее Ctrl + ↓