Владимир Кричевский  — Идеальный дизайн

Прочитал «Идеальный дизайн» Кричевского. Книга о дизайне вообще и самоидентичности русского дизайна в частности. Наполнена емкими смыслами. Выписал для себя понравившиеся цитаты:

О евродизайне

Отечественный графический дизайн изо всех сил стремится быть европейским. По-европейски не выходит, по-своему тоже. Это явление он называет «евродизайном», по аналогии с евроремонтом.

Между намерениями сделать хорошо и сделать евро (американо, японо) лежит пропасть.

Дизайн в России находится на положении импортной профессии. Импортируются представления, ценности, жанры, приёмы, термины, книги, разумеется, инструменты.

Там, где кончается евро, проглядывает нечто постыло-советское.

Наверное, мало кто в этой стране хочет быть русским.

Цивилизованные страны — ещё одно понятие, порождённое новым русским временем. И оно столь же самоуничижительно, как и евроремонт.

Разительный пример системного культурного несоответствия — отечественные банкноты и почтовые марки. Хуже их в нынешнем мире не найдётся.

Странно, что эпизоды обновления происходят у нас под прикрытием слова эксперимент, а проявления пассивности и инертности связываются с соблюдением традиции.

О графическом дизайне

Из всех искусств, в том числе и жизнестроительных, графический дизайн наименее понятен и интересен публике.

Дизайн — это чудо человеческого существования и чудо человеческого взаимодействия. Дизайнер делает слова предложениями, пересказ — высказыванием, многие вещи — одной вещью. Поэтому не бывает дизайна без отношения, не бывает дизайна без изыска, не бывает дизайна без пижонства или без извращения. Нормального дизайна не бывает.

В графическом дизайне, имеющем дело с формами преподнесения публике знаний и идей, этическое и эстетическое неразделимо.

О банальностях, наворотах и избыточности

Банальность — полное отсутствие особенностей, почти синоним бессодержательности. Банальность — это неинтересно и скучно. Скучнее прямого плагиата.

Иногда кажется, что весь дизайнерский поиск сводим к не слишком усердному копанию в картотеке штампов. Если мне скажут, что за этим стоит какая-то социально-культурная закономерность, что система банальностей образует своего рода азбуку универсального языка визуальных образов, — не найду, чем возразить. Но от неприязни не избавлюсь. Ибо банальность граничит с пошлостью и как правило (в том то и беда!) сознательно или подсознательно выдаётся за остроумную находку.

Навороты — системная беда русской материальной культуры. Они производны от сугубо количественного представления о качестве вещи. Наворотчик побаивается простых, непритязательных, суровых форм. Принципиальный минималист ему, конечно, не товарищ. Навороты враждебны ясности.

Когда дизайнер опасается, что его вклад недостаточно заметен, тогда в разряд наворотов могут попасть второй цвет и вторая гарнитура, тонированные страницы, рамки и линейки, даже картинки.

Избыточность проявляется в наворотах. Навороты — следствие потери здравого смысла с присущим ему чувством меры.

Увы, это так типично, когда русскому дизайнеру всё мало и ему хочется непременно оживить, украсить, уравновесить, заполнить пустующее место, усложнить.

О скромности и органичности

Однотонная печать бывает не только уместной, но и безоговорочно прекрасной. Согласно старой традиции, у скупой на цвет графической вещи такой же высокий культурный статус, как у чёрно-белой фотографии или чёрно-белого кинематографа.

У голландцев в ходу парадоксальная оценка: хорошо, но красиво. Или её обратный вариант: красиво, но хорошо.

Какой бы позитивной свежестью ни веяло от оценки чистый, в ней скрыто неприятное но. С одной стороны, чистота — один из факторов визуального комфорта, с другой — она запросто лишает графическую вещь выразительной силы и органичности.

Сделать чисто — значит зависнуть между слишком хорошо и банально, между претенциозной прецизионностью и заурядной бытовой аккуратностью.

Дизайнер, помышляющий об органичности, тоже стремится к совершенству, но по-своему. Он не будет скрадывать пластические изъяны типографики (изъяны ли?), изменит инертной привычке, подвергнет сомнению правило или стандартную систему предпочтений, порадуется любому естественному состоянию, порождённому неумолимой реальностью или внутренней логикой формы. Поэтому он, к примеру:
— не станет избавляться от отступа в первом абзаце и даже висячих строк;
— хотя бы ради экономии бумаги подверстает вместо того, чтобы начать с новой страницы;

Об идеальном дизайне

Любой хороший шрифт заведомо универсален, а универсальный, наоборот, именно тем и хорош.

Добродетельный дизайн несовместим с рекламой. Ибо последняя — это всегда легализованная неправда, подмена доброго дела риторикой, уловка, обольстительная глупость.

Чрезмерная модопослушность не красит обыкновенного гражданина, дизайнера — тем более. Дело дизайнеров — на худой конец, генерировать моду, но не подчиняться ей. В идеальном дизайне свежесть и изменчивость проистекают от разнообразия задач и индивидуальных творческих подходов — не от диктата вечно меняющейся и весьма агрессивной актуальности.

Идеальный дизайн — достояние скромной и по возможности доступной вещи.

Идеальное существует только на словах.

Поделиться
Отправить
Запинить
27 марта   книги
Популярное